Воскресенье
22.10.2017
14:41
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Наш опрос
Важна ли палеонтология?
Всего ответов: 318
Мини-чат
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Наших: 0

    ПАЛЕОМИР

    Бухта драконов

    Морская гладь в триасовый период мезозойской эры простиралась в ширину и длину на многие километры. В одном месте она вдалась далеко в сушу и образовала там полукруглую бухту. С одной стороны бухта была ограничена скалами с бесчисленными расщелинами, трещинами и гротами, а с другой — ровной песчаной отмелью, унылое однообразие которой было нарушено только несколькими небольшими и мелкими лагунами.
    Вокруг этих лагун произрастали узколистные травы, виднелись заросли трескучих хвощей, стелющиеся корневища которых проникали в серый ил лагун, откуда потом поднимались новые густые поросли хвощей.
    Низкие цикадовые с султанами красивых длинных перистых листьев образовывали живые зеленые оазисы среди однообразной желтой песчаной равнины: они жались к берегам лагун, где своими корнями высасывали из бесплодной почвы, хотя бы то небольшое количество воды, которое им было необходимо для скромного существования в этой пустынной части морского побережья.
    Тихая ночь стояла над всем краем...
    Вода морской бухты потемнела и слилась с темнотой ночи.
    Перед рассветом вдруг где-то далеко в восточной части неба появился слабый проблеск. Едва он погас, как появился новый, более светлый и золотистый, который вместе с другими разгорелся в желто-красную лавину света нового дня.
    В этой лавине вскоре промелькнула золотая стрела, за ней другая, третья, потом тысячи и тысячи новых, которые светом и теплом залили весь край. Вода посветлела, скалы стали менее мрачными, а песчаная равнина засветилась желтизной песка и изумрудной зеленью растений.
    Весело подул слабый ветерок. Он взволновал водную гладь и погнал широкие, широкие волны, которые или выкатывались на низкий песчаный берег, или с резким шипением дробились о темные утесы, разбиваясь при этом на многие тысячи серебряных капелек, падающих на хлопья снежно-белой пены.
    Волна за волной накатывались на сушу, где затухали и исчезали, оставляя на песчаном берегу все, что захватили по пути и принесли с собой. Это были или комки водорослей с различными животными, или погибшие рыбы и пустые раковины бесчисленных двустворчатых моллюсков и четырехжаберных головоногих из отряда аммоноидей. Все это волны беспорядочно выбрасывали на ровный песчаный берег, не отделяя живого от мертвого.
    В штормовые дни было хуже. Ужас овладевал всем. По поверхности бухты под ударами неистового шквального ветра неслись на берег мощные потоки воды. По широкой водной глади катились вперед все новые и все более высокие волны, они заливали песчаную часть берега или стремительно налетали на прибрежные утесы, где дробились в тонкую водную пыль, которая носилась над пенящимся и неистово шумящим прибоем. Все, что захватывали волны, было выброшено далеко на песчаную отмель и сразу же занесено слоем песка и ила или разбито о твердые обрывы утесов.
    Такой сильный шторм оставлял неизгладимые следы на всем побережье. Уничтожалось не только все живое, что не скрылось и не отступило вовремя, но разрушению подвергались и крепкие утесы. Гигантские волны со страшной силой обрушивались на скалы и проникали все глубже и глубже в их трещины. Бесконечно повторяющимися ударами расширяли их, отламывая куски пород, которые обрушивались в пенистую воду, взметая тысячи брызг. Таким образом из трещин возникали извилистые черные пещеры, низкие или высокие туннели, которые затем стали домом для диковинных чудовищ — драконов.
    Лучи восходящего солнца проникли и в темноту скальной пещеры, вход в которую чернел невысоко над блестящей водной гладью бухты.
    В густой и холодной тьме большой пещеры, как заколдованный злой дух из страшной сказки, лежал огромный ящер. Его застывшее большое тело с длинной шеей и длинным хвостом лежало на дне пещеры, подобно стволу могучего дерева. Короткие ноги были поджаты к телу, а когтистые пальцы, соединенные между собой плавательными перепонками, были погружены в илистые наносы, которые покрывали дно. Грубая голая кожа не была защищена ни чешуей, ни костными пластинками, ни шипами. На спине и боках кожа ящера была зеленоватая, как будто обросла зеленым мхом, тогда как на брюхе она была серебристая, словно поросшая серым лишайником.
    Это был нотозавр — наиболее опасный хищный ящер триасового моря мезозойской эры, лежащий неподвижно, как окаменевший сказочный дракон. Он не очнулся еще от ночного сна, который был подобен мертвому оцепенению. Такое состояние объяснялось низкой температурой его крови, которая изменялась в зависимости от температуры окружающей среды. В холодные ночи кровь в жилах застывала и разогревалась только теплом ранних солнечных лучей.
    Первый луч солнца, который проник в пещеру, где отдыхал нотозавр, осветил тьму и упал на голову спящего ящера. Один за другим множество солнечных лучей пронизывало все длинное тело и постепенно разогрело своим теплом застывшую кровь ящера.
    Несколько лучей осторожно коснулось век ящера. Сначала они лишь тихонько затрепетали, но поскольку поток лучей не прекращался, веки открылись, и в свете розового утра засветились зеленые глаза очнувшегося ящера.
    Некоторое время он лениво лежал в теплой лавине солнечных лучей, неподвижно и безвольно, как будто ночной холод парализовал его короткие конечности. Потом все-таки поднялся и медленными шагами покинул сырую пещеру.
    Он встал на широком скальном выступе, круто уходящем глубоко в воду, высоко поднял голову на длинной шее и зелеными глазами осмотрел просторы моря, которое было местом его охоты. В длину ящер достигал более трех метров, но, несмотря на это, совсем не был великаном среди своих сородичей: многие из них имели такие гигантские размеры, что только одна голова была длиной более метра.
    Так стоял он не шевелясь, только зорко рассматривал водную поверхность, которая покрылась легкой зыбью от дуновения ветерка и поблескивала в лучах утреннего солнца. Осмотрел он и скалистые берега, и ровные песчаные отмели, светящиеся желтизной. Вокруг была мертвая тишина.
    Ни один звук не возникал в накаляющемся воздухе, ни одна птичья песня до сих пор не приветствовала новый день. Насекомые тогда были очень редки, а птиц вообще не было.
    Еще должно было пройти бесконечное множество веков, прежде чем восходящее солнце могло быть встречено пронзительным криком первой первобытной птицы археоптерикса, жившего в юрский период мезозойской эры; его пронзительный и грубый голос с шумом вырывался из горла через ряды острых зубов крепкого клюва.
    Этот край унылой и немой красоты был бы еще однообразнее и печальнее, если бы на песчаном берегу не было нескольких лагун, окаймленных скудной зеленью, если бы здесь не было гряды разбросанных угрюмых утесов, ступенчатыми выступами спускающихся к водам бухты. Несколько удаленных от берега островков, поросших низкими и древовидными цикадовыми, делало эту область живописнее и скрашивало ее однообразие и скудную красоту.
    Хотя нотозавр довольно долго наблюдал за берегами и простирающейся в необозримую даль водной гладью, он не заметил ничего, что могло бы привлечь его внимание и стать его добычей.
    Он недовольно открыл свою длинную пасть. В ней угрожающе заблестели ряды крупных заостренных зубов, которые сжимаясь легко могли раздробить кости противника.
    Потихоньку он стал спускаться со скального выступа, направляясь к близлежащей отмели.
    Вдруг нотозавр повернул голову, и его зеленые глаза уставились на дно бухты под скалой, через которую он в этот момент пробирался. Между валунами и кустиками шаровидных известковистых водорослей заметил он остаток цератода,— двоякодышащей рыбы, которую поймал вчера и спокойно сожрал на скале. Когда он насытился, остатки рыбы упали в воду и застряли между валунами. Сейчас же вокруг них скопилось много пемфиксов, десятиногих ракообразных, очень похожих на наших раков. Они лакомились остатками его вчерашней добычи, смешно выпячивались, становясь в угрожающую позу, когда один хотел вырвать у другого большой или более аппетитный кусочек.
    Нотозавр недолго с любопытством рассматривал копошащихся раков, потом снова продолжил свой путь. Они для него не были сколько-нибудь стоящей добычей. Раки были маленькие, имели крепкий панцирь и очень мало мяса. Он их ловил лишь тогда, когда бывал сильно голоден и, когда ему долго не удавалось поймать ничего более существенного. Но это случалось редко.
    Когда нотозавр спустился на песчаную отмель, он внезапно остановился и стал пристально смотреть на одну из лагун. Высоко подняв голову, он напряженно наблюдал за тонким почти пятиметровой длины ящером, маленькая голова которого сидела на очень длинной, как у жирафа, шее. Его тонкое туловище поддерживалось короткими ножками, из которых
    задние были больше передних. Туловище постепенно переходило в длинный хвост, который тянулся как толстый бич.
    Это был танистрофеус, который также пришел к лагунам поохотиться. Он осторожно ступал по берегу лагуны до тех пор, пока не остановился под зеленым балдахином листьев низких цикадовых, напоминающих пальмы и какое-то время внимательно наблюдал за дном лагуны, покрытым сплетением водных растений.
    Вдруг он подошел к самому берегу, погрузил длинную шею вместе с головой в воду — и когда голова снова высунулась из воды, в маленькой зубастой пасти трепетала рыбка. В свете солнечных лучей поблескивали ее мелкие чешуйки как жемчужинки, а маленькие плавники горели ярким красным цветом.
    Танистрофеус выгнул шею в виде большой дуги, и маленькая голова с пойманной рыбкой очутилась над песчаным берегом лагуны. Серебристое тело рыбки, проткнутое острыми зубами, еще резко дергалось, но несколько новых сжатий зубастой пасти ящера погасило в рыбке последнюю искорку жизни. Когда она перестала двигаться, танистрофеус развернул ее в пасти и проглотил ее.
    Когда рыбка исчезла, он несколько раз облизнулся длинным черным языком. Затем снова вытянул шею и с головой погрузил ее в воду.
    В этот момент нотозавр бросился в атаку. Хотя он не был на суше таким же ловким, как в воде, тем не менее довольно быстро настиг охотящегося и ничего не подозревающего танистрофеуса и вонзил похожие на пилы ряды острых конических зубов в его шею.
    Как большая пятнистая змея, выскочила из воды длинная шея танистрофеуса, и желтые фосфоресцирующие глаза уставились на нотозавра. Маленькая пасть широко раскрылась, и ее острые зубы впились в шею нападающего. Однако они были слишком слабыми, чтобы серьезно повредить нотозавру. Несмотря на это, танистрофеус снова и снова кусал его, раздирая все сильнее кровоточащую шею, а длинным, как бич, хвостом без устали наносил по телу нотозавра резкие и сильные удары.
    Но нотозавр не обращал на это внимания, все глубже и глубже вонзал свои длинные острые зубы в танистрофеуса и с неистощимой силой разгрызая его длинный шейный позвонок.
    Ящер, подвергшийся нападению, защищался изо всех сил. Его длинное змееподобное тело изгибалось и снова выпрямлялось. Высоко взметалась его продолговатая голова с раскрытой зубастой пастью, и ящер вгрызался ею, куда только мог. Длинный хвост свистел в воздухе, нанося глухие гулкие удары по телу нотозавра.
    Но он держался спокойно и не обращал внимания на ответные броски своей жертвы, а лишь крепко удерживал ее на месте. Почувствовав, что сопротивление танистрофеуса сломлено, неожиданно ослабил челюсти, молниеносно продвинул пасть по его шее к самой голове и там снова сжал их. В этом месте шея была наиболее тонкой. Как стальные тиски с острыми зубами, пасть нотозавра сдавила снова свою жертву. Какое-то время танистрофеус неистово дергался во все стороны, его длинный хвост взметался и падал, вертелся и хлестал вокруг, но как только раздался треск раздробленного шейного позвонка, сразу же все его тело безвольно рухнуло на землю.
    Нотозавр сидел неподвижно над своей добычей. Зеленые глаза дико блестели, а длинный хвост, нервно раскачивающийся из стороны в сторону, вырывал в песке глубокую борозду. Некоторое время он рассматривал тело мертвого ящера, затем несколько раз обошел вокруг него, как бы ища, с чего лучше начать пиршество. Было самое подходящее время набить свой голодный желудок.
    Ящер наклонил голову к добыче, вцепился зубами и начал с жадностью ее пожирать.
    Прошло довольно много времени, пока нотозавр насытился. От целого танистрофеуса остались наконец лишь куски кожи и раздробленные кости, среди которых обращали на себя внимание своей необычной длиной вытянутые шейные позвонки.
    Нотозавр очень медленно переступал с одного выступа скалы на другой и часто останавливался, как будто бы смертельно устал. Однако виной всему было его полное брюхо, которое мешало ему идти и волочилось по земле.
    На широком выступе скалы перед своей пещерой он лег отдыхать. Спокойно грелся на солнце и от удовольствия пощелкивал длинными челюстями, в которых светились большие зубы. Тихо дремал, и ничто его не беспокоило. Он ни на кого не обращал внимания, даже на своего сородича, который после ловли рыб без движения грелся на жарком солнцепеке рядом с ним...
    Вдалеке от скал этих сказочных драконов, за пределами бухты, на поверхности моря лениво лежало несколько удивительных ящеров.
    Это были тонкие ящеры с короткой шеей, но с длинным хвостом. Треугольное сечение их тела было обусловлено тем, что на брюшной стороне туловища они имели толстый и прочный панцирь, который был образован удивительным образом устроенными и изогнутыми под прямым углом брюшными ребрами.
    Этот необычный тип брюшного панциря был у пресмыкающихся явлением совершенно новым и нигде не встречавшимся. Он делал брюшную сторону совершенно плоской, как, например, у современных черепах.
    Туловище этих ящеров не было гибким. Это обусловливалось тем, что позвонки имели особые отростки, которые точно входили в соответствующие углубления, благодаря чему были прочно соединены друг с другом. Шейные и особенно хвостовые позвонки не имели такого строения и поэтому эти части тела, и главным образом хвост, были гибкими.
    Между пальцев обеих конечностей имелись плавательные перепонки.
    На небольшом, но массивном черепе кроме двух боковых глаз имелся еще третий глаз, расположенный на темени. Маленькая, но широкая пасть была вооружена удивительными челюстями. В передней части пасти находились зубы цилиндрической формы; они были направлены из пасти почти перпендикулярно вперед. На задних частях челюстей и на нёбе располагались крупные и плоские зубы, похожие на пуговицы или плитки для мощения улиц, без каких-либо бугров, зато на них был очень толстый слой зубной эмали, которая защищала зубы от любых повреждений или даже от разламывания при сильном сжатии челюстей. Такие зубы позволяли питаться необычными животными: двустворчатыми раковинами, улитками, плеченогими и головоногими, они были приспособлены к дроблению твердых скорлуп и раковин, потому что лишь таким путем можно было добраться до скользких телец своих жертв.
    Носовые отверстия у них были выдвинуты над пастью. Это давало двойную выгоду: не мешало при сборе пищи и позволяло при вдохе высовывать из воды лишь самую верхнюю часть головы. Для данного типа ящеров – плакодонтов это было очень важно, так как их трудно было заметить нотозаврам, которые относились к ним отнюдь не дружелюбно.
    Постоянная угроза со стороны нотозавров привела к тому, что плакодонты вынуждены были переселиться из бухты, в которой раньше жили и где они были в постоянной опасности. Они не могли спокойно охотиться, отдыхать, а все время должны были быть настороже, чтобы не очутиться поблизости от нотозавра, потому что такие встречи обычно кончались гибелью плакодонтов.
    Они давно уже покинули скалы с их темными пещерами и песчаными отмелями и нашли себе новое прибежище далеко от бухты. Здесь не было столько вкусной и разнообразной пищи, а в местных скалах столько укрытий, но зато плакодонты были здесь в безопасности. Только изредка сюда забредал какой-нибудь нотозавр и то лишь тогда, когда преследовал стаю испуганных рыб.
    Но приходило время, наступавшее всегда с неотвратимой регулярностью, когда некоторые плакодонты покидали свое новое жилище и плыли на старые знакомые места в бухте.
    Это бывало всегда в тот период, когда самки стаями уплывали ненадолго, чтобы в подводящем месте отложить яйца; из них через некоторое время вылуплялись маленькие ящеры, которые должны были сохранить их род. Песчаная отмель на берегу залива была для них единственным пригодным местом. В мелкие ямки, которые они с трудом вырывали лапками, откладывали самки несколько яиц и осторожно засыпали их тонким слоем песка. Это было все, что они делали для сохранения своего рода. После этого они быстро покидали песчаную отмель и спешили опять к воде, которая была их настоящей жизненной средой и где они чувствовали себя в безопасности.
    Когда, однако, самки плакодонтов прожили на новом месте долгое время, то обнаружили, что и здесь есть песчаная отмель, подходящая для кладки яиц. Поэтому они перестали плавать через всю бухту и стали класть яйца на новой отмели. Только несколько старых самок, гонимые каким-то инстинктивным упорством, оставались верными старым местам на берегу бухты.
    В иных случаях суша плакодонтам была не нужна. В щели на скалах они забирались только по ночам. Конечно, и в бурные дни, когда по поверхности моря бешено мчались огромные волны, уносящие с собой все, что им попадалось на пути, плакодонты покидали разбушевавшуюся стихию и в разрушающихся скалах искали углубления и ходы, в которых пережидали, пока утихнет буря.
    Больше всего они любили после охоты покачаться на волнах, закрыв глаза, спокойно подремывая. Их коричневые тела, длиной около двух с половиной метров, лениво переворачивались в лучах палящего солнца и поблескивали мокрыми участками кожи.
    Именно так они отдыхали и сейчас.
    Вдруг один из плакодонтов очнулся от дремоты. Еще несколько раз он лениво перевернулся на поверхности воды, а потом глубоким вздохом набрал воздух и быстро погрузился.
    Он направился к подножию утеса, который круто поднимался со дна и уходил куда-то далеко ввысь.
    Плакодонт плыл низко, над самым дном, внимательно наблюдая вокруг. Ничего от него не ускользало.
    Он видел, как между камнями и шарообразными кустиками известковых водорослей сидели в засаде раки и крабы — маленькие разбойники с крепкими панцирями и стебельчатыми глазами, которые отважно бросались из своих укрытий на мелкую добычу, плывущую мимо; как только они завладевали ею, то моментально исчезали в темных укрытиях и там ее с аппетитом пожирали.
    Видел, как красные морские звезды потихоньку ползли к ничего не подозревающим двустворкам или улиткам и, неожиданно обхватив их своими щупальцами, вытаскивали их скользкие тела.
    Видел, как из щелей в скалах или из каменных гнезд выплывали коварные осьминоги и своими щупальцами, усеянными присосками, хватали мелких рыбок.
    Видел усеянных иголками ежей, которые нападали на моллюсков; после удачного нападения разрывали их мягкие тела кусающим органом, состоящим из пяти крепких известковых пирамид, заканчивающихся острым зубом.
    Все это видел плакодонт, который медленно плыл над самым дном.
    Но все увиденное не привлекло его внимания.
    Он плыл без остановки к своей цели, к недалеким утесам, крутые склоны которых и прилегающие части дна были покрыты бессчетным множеством плеченогих. По форме они очень напоминали моллюсков, но отличались от них тем, что их двустворчатые раковины состоят из спинной и брюшной створок, а не из правой и левой, как у моллюсков, и что они имеют два длинных спирально скрученных щупальца, обросших многочисленными усиками.
    Плеченогие нескольких родов (в основном, из родов теребратула и ценотирис, уже давно вымерших) в неисчислимом множестве покрывали дно, валуны и склоны скал; некоторые крепко прирастали к основанию мускулистым стеблем, который в виде длинных прочных ворсинок высовывался из брюшной створки.
    Среди огромного множества раковин теребратул и ценотирисов за клочок жизненного пространства боролись бесчисленные двустворчатые моллюски.
    Маленькие моллюски плакунопсисы заселяли дно и склоны скал, к которым прирастали одной из створок. Когда они умирали, неприросшая створка падала на дно, а к приросшей прилеплялся новый живой моллюск. Однако он должен был спешить, иначе свободное место быстро занималось другим.
    Среди плеченогих и двустворчатых моллюсков медленно ползали различные улитки, как будто их безмерно тяготили раковины в виде башенок или плоских спиралей.
    Лучи сверкающего солнца через прозрачную толщу воды проникали до самого дна, и там в синеватой глубине раковины начинали искриться всеми цветами радуги. Над скользкими тельцами бесчисленных плеченогих, двустворок и улиток, которых из раковин выгнал голод или инстинкт сохранения рода, высоко поднимались розоватые или бледно-лиловые чаши красивых лилий, прикрепленных к илистому дну длинными тонкими стеблями. Раскрытые чаши, прекрасные как огромные многолучевые звезды, протягивали свои лучи-щупальца навстречу слабому свету, струившемуся сверху через толщу воды. Они были подобны прекрасным цветам, обреченным на вечное пребывание в полумраке неглубоких вод.
    Плакодонт потихоньку подплывал к своей цели. Лапы, ранее прижатые к туловищу, которыми он лишь иногда слегка подгребал, теперь он широко расставил и замедлил движения длинного хвоста — главного двигательного органа в воде.
    Потом осторожно опустился на дно, где всюду вокруг были рассеяны бесчисленные раковины, либо свободно лежащие в песчанистом иле, либо крепко приросшие к валунам и склонам скал; они раскрывали свои крепкие защитные створки и высовывали мягкие тела из жемчужных укрытий.
    Как только плакодонт коснулся дна, он не мешкая стал насыщаться. Передними цилиндрическими зубами он собирал или отрывал от дна густые скопления раковин плеченогих. Языком заталкивал их глубже и дробил своими плоскими, похожими на пуговицы, зубами для того, чтоб высвободить их мягкие тела, которые с аппетитом проглатывал.
    Вдруг он перестал есть и прижался ко дну. Его глаз, расположенный на темени, заметил темную тень, перемещавшуюся наклонно ко дну. Сразу же за ней появилась другая тень, двигавшаяся в том же направлении.
    Плакодонт лежал совершенно неподвижно.
    Только когда тени прошли над ним, он осторожно повернул голову в ту сторону, куда они направились, и желто-зеленым глазом стал следить за происходящим.
    Ждать пришлось недолго.
    Поблизости на дно опустился его сородич, а вслед за ним другой.
    Едва достигнув дна, они огляделись кругом и, выбрав каждый наиболее привлекательное и наиболее удобное место, жадно набросились на беспомощных плеченогих и двустворчатых раковин.
    Плакодонт, которого они отвлекли от еды, понял, что ему ничто не грозит, и поэтому продолжал трапезу.
    Чем больше склонялось солнце к западу, тем сильнее сгущались сумерки на глубине, где плакодонты оставляли после себя страшное опустошение. И когда горящий солнечный круг коснулся где-то далеко на горизонте поверхности моря, по бесконечной водной равнине разлился широкий золотой поток, светящийся и искрящийся каплями расплавленного золота среди множества темных пятен.
    В это время плакодонты вынырнули из глубины.
    Потихоньку они поплыли к прибрежным скалам и, когда добрались до них, стали неуклюже взбираться по неровным каменным выступам к молчаливым пещерам, в темноте которых исчезли один за другим.
    Как обычно, они хотели переждать в них ночь - расползлись по темным углам, прижались к сырым скалам и погрузились в тяжелый сон. Они лежали без малейшего движения, постепенно впадая в оцепенение.
    Широкий золотой поток, который лился оттуда, откуда заходило солнце, бежал по взволновавшейся поверхности моря и бухты, постепенно сужался и угасал, пока от него не осталась лишь тоненькая горящая и постепенно уменьшающаяся полоса.
    В это время в ту же темную пещеру в скалах проник и страшный нотозавр. Едва он в ней скрылся, горящая полоса превратилась в искрящуюся точку, которая на мгновение ярко вспыхнула, а затем потемнела и внезапно исчезла, как будто какой-то злой дух сбросил ее в темную, глубокую пропасть заката.
    Сумерки позднего вечера тихо опустились на весь край... Так текло время в равномерном ритме в бесконечном пространстве.
    День исчезал за днем, и каждый из них был маленьким звеном в бесконечной цепи минувших и исчезнувших веков. Ночь проходила за ночью, и каждая становилась забытым эпизодом вечности.
    И все эти прошедшие дни и ночи без перемен шла жизнь плакодонтов и нотозавров.
    Однажды разразилась буря, которую уже заранее предвещал кровавый восход солнца.
    Раскаленный солнечный диск поднимался все выше и выше и заливал светом и теплом весь край. Осветил он и темные пещеры в диких изрезанных прибрежных скалах, выгнал оттуда страшную тьму и холодную сырость и пробудил застывших ящеров к жизни.
    Из одной скальной пещеры медленно и грузно вышел нотозавр. Остановился невдалеке и пристальным взглядом своих зеленоватых глаз надолго уставился на широкую водную гладь морской бухты. Стоял неподвижно, как будто внезапно окаменел. Тишину розового утра нарушал легкий шум моря.
    Прошло много времени, прежде чем нотозавр нерешительно начал слезать с утеса, чтобы достичь каменного выступа, с которого обычно спускался в воду. Казалось, что сегодня теплая солнечная ванна была ему желаннее, чем охота, которой он начинал каждый свой день.
    Солнце стояло уже довольно высоко над горизонтом, когда нотозавр, наконец, влез в воду. Вода лишь слегка вспенилась, принимая в свои объятия его страшное тело, пронизанное и разгоряченное солнечным теплом. С головой, высоко поднятой на длинной шее, нотозавр отправился в открытое море.
    Плыл быстро, оставляя за собой широкий долго не пропадающий след.
    Над ним светило солнце, горячими лучами раскаляющее воздух, который слабо трепетал над широкой морской равниной. С поверхности моря солнце жадно вытягивало столбы водяных паров, а те легкой, едва заметной дымкой поднимались в раскаленный воздух, рассеивались в нем и на большой высоте сгущались в зловещие тучи.
    Какое-то тягостное чувство овладело всем краем.
    Не стал слышен даже тихий шум моря.
    Все вокруг застыло в величественной, все подавляющей тишине.
    Черные тучи громоздились в необыкновенно причудливые растущие замки, занимающие все большую часть синего неба. Рыб, которые несметными стаями плыли вблизи поверхности, весело играя или усердно охотясь, начало охватывать какое-то беспокойство. Как только черная туча, словно крыло огромной птицы, закрыла солнце, рыбы сбились в кучу, а едва первый проблеск света как сказочный меч рассек черные тучи, они исчезли в глубинах вод.
    Ослепительная молния и грохочущие раскаты грома, внезапно раздавшиеся в глубокой предвещающей бурю тишине, застигли врасплох и нотозавра. Он остановился, повернул голову и оглядел темное небо.
    Чутье подсказывало ему, что лучше немедленно повернуть назад и попытаться уйти от бури, надежным убежищем от которой может служить его логово среди скал в бухте, но голод, который неумолимо сжимал его утробу, заставлял продолжать охоту.
    Какое-то время он нерешительно оставался на месте, как бы не зная, что предпринять. Потом снова начал быстро и беспокойно пересекать поверхность моря в разных направлениях. Но море было пустынным, как будто безжизненным, нигде не мелькали даже самая маленькая рыбка, даже какой-нибудь самый отвратительный головоногий, который сегодня был бы для него желанной добычей, несмотря на то, что обычно он ими пренебрегал. Теперь на водной глади не было ни единого живого существа. Все скрылось на глубину, в тихие места, куда никакая буря проникнуть не могла.
    Однако нотозавр, подгоняемый голодом, продолжал бороздить водную поверхность во всех направлениях. Временами он нырял, надеясь, что может быть на глубине удастся что-нибудь поймать. Но все было бесполезно.
    Когда же молнии изломанными стрелами стали все чаще и чаще пронизывать темные тучи и когда гром загрохотал сильнее, гонимый страхом, голодный нотозавр оставил охоту и направился к отдаленным прибрежным скалам бухты, чтобы в своей пещере переждать приближающуюся бурю. Он быстро
    плыл вперед, оставляя за собой широкую борозду вспененной воды, теряющуюся в волнах, которые неистово гнал ветер.
    Нотозавр инстинктивно чувствовал, что буря не заставит себя долго ждать. Поэтому он напрягал все силы, чтоб уйти от нее раньше, чем она разразится во всю свою мощь. Он бешено мчался вперед, так что вода высоко взлетала и покрывала его тело пеленой белой пены. Ветер, который начал неистово дуть, резкими порывами бил по его телу, давил на него и гнал все быстрее и быстрее вперед.
    Ящер был уже недалеко от прибрежных скал, когда на изборожденную волнами поверхность моря с громким плеском упали первые капли дождя. Напрягая все свои силы, ящер плыл к скале, в темной пещере которой находилось его убежище. Когда наконец он достиг плоского каменного выступа, то быстро на него вскарабкался и - поспешил по каменистой тропинке среди изрезанных скал к своему логовищу, в котором чувствовал себя в безопасности.
    Едва его поглотила темнота скальной пещеры, как снаружи разыгралась страшная буря.
    Ветер превратился в неистовый шквал, который с ноющим завыванием разразился над всем краем. Из черных туч хлынули потоки воды, хлеставшие по поверхности разбушевавшегося моря. На его поверхности с диким гулом поднимались водяные валы, с бешеной яростью ударявшие по каменному частоколу прибрежных скал; разбиваясь о них, они превращались в серую смесь воды и пены. Со стонущим ревом и шипением они проваливались в глубину у подножия скал, где вода кипела и клокотала как в перегретом котле. Все новые волны перекатывались и дробились здесь о каменные утесы. Столбы вспененной воды с гулким плеском падали назад и исчезали среди бушующей воды на глубоких местах у подножия скал.
    К вою ветра и шипению воды примешивался грохот грома, и все эти ужасные звуки сливались в оглушающий шум разбушевавшейся стихии.
    Глубоко в пещере, в самом ее конце, прижавшись к сырой стене, оцепенело стоял страшный нотозавр. Зелеными глазами неустанно смотрел он на выход из своего безопасного укрытия, как будто был околдован сверканием бесчисленных молний, изломанные стрелы которых пересекали небосвод.
    Но не он один – его сородич, укрывшийся в недалеком углублении в скалах, пристально глядел на разбушевавшуюся стихию. Он тоже вовремя вернулся в свое логовище, но также голодный, поскольку и ему буря помешала охотиться.
    Зато вдали от голодных нотозавров далеко за бухтой в скальных расщелинах отдыхало несколько плакодонтов с полными желудками. Они были также напуганы сильной бурей, но голод их не мучил. Они насытились задолго перед бурей, и их желудки были в это время набиты массой скользких тел плеченогих, двустворчатых моллюсков и улиток. Но как голодные нотозавры, так и сытые плакодонты нетерпеливо ожидали, когда буря кончится и все утихнет.
    Ждать пришлось недолго. Буря как внезапно налетела, так же быстро и прекратилась. Ветер разогнал тучи, небо прояснилось, и солнце озарило все вокруг. Разбушевавшаяся вода успокоилась, вспененные волны исчезли, и грохот грома угас где-то вдали.
    Из убежищ в скалах вылезали испуганные ящеры, а из глубины к поверхности поднимались рыбы. На морском дне из укрытий под камнями выползали раки и крабы, звездочки и змеи, колючие ежи и даже осьминоги покидали свои безопасные гнезда среди нагромождений валунов.
    Жизнь, течение которой было ненадолго нарушено неистовой бурей, снова закипела.
    Едва буря утихла и все вокруг снова залил солнечный свет, одна из самок плакодонтов почувствовала властный зов. Что-то неустанно побуждало ее двинуться в долгий путь через воды бухты, невзирая на опасности, которые грозили ей в случае нападения врагов – нотозавров. Долго она сопротивлялась этому неотступному зову, но наконец все же поддалась ему.
    Подошло время, когда нужно было отложить в нагретый песок несколько яиц, чтобы жизнь рода плакодов могла продолжаться. Лишь это должна была она сделать для нового поколения и ничего более, так как появившиеся на свет молодые ящерята умели сами о себе позаботиться с первого момента своего существования.
    Самка отправилась в путь совсем одна. Остальные самки искали для кладки яиц только ту песчаную отмель, которая была невдалеке от их обиталища. Но эта самка была очень старой, и все годы, которые она прожила, всегда откладывала яйца на ту же отмель, где когда-то маленькая ямка была колыбелью яичка, из которого вылупилась она сама.
    Сюда ежегодно направлялась она, несмотря на опасности далекого пути, лишь бы отложить яйца там, где это было ей привычно. Так и сегодня она двинулась в путь к знакомой отмели и плыла к ней быстро и без остановок...
    В то время, как самка-плакодонт двинулась в путь, к новой охоте готовился и голодный нотозавр. Осторожно спустился он из логовища на берег и, как только его достиг, сразу же бросился в воду. Но не помчался как стрела, а плыл потихоньку, настороженно наблюдая за всем происходящим вокруг. Голова, высоко поднятая на длинной шее, неустанно поворачивалась из стороны в сторону, глаза искали добычу.
    Вдруг он увидел вдали рыбу, которая неожиданно выскочила из воды и, махая необычно удлиненными грудными плавниками, некоторое время летела над поверхностью, а потом внезапно затерялась в волнах. Едва она исчезла, как в воздух выпрыгнула другая, за ней следующая, и все они взлетали над водой тут и там, как будто играли или выскакивали только из буйного озорства.
    Это были летающие рыбы со стекловидной чешуей из рода доллоптерус.
    У нотозавра засветились глаза, когда он увидел добычу. Однако он уже знал, что охота на них требует осмотрительности и осторожности, и если увенчается успехом, то затраты сил не будут соответствовать ценности добычи, так как рыбы сравнительно малы — не более четверти метра.
    Но жестокий голод, который немилосердно, как острыми щипцами, сжимал утробу нотозавра, заставлял его начать охоту как можно скорее. Поэтому он как стрела помчался по воде за стаей шаловливых рыб.
    Одна из них выпрыгнула из воды и, увидев подплывающего ящера, быстро исчезла в волнах, развернулась и поплыла обратно. Даже очутившись в середине стаи, она продолжала быстро плыть дальше и своим поспешным бегством привлекла внимание остальных рыб.
    Они сразу же поняли, что что-то не в порядке, что грозит какая-то опасность. Поэтому, когда одна из них выскочила над водой, остальные мгновенно последовали ее примеру, и
    все быстро полетели, поспешно удаляясь, как стая переполошенных птиц.
    За ними несся голодный нотозавр, оставляя на поверхности бухты глубокую борозду, окаймленную по краям широкими полосами серебристой пены.
    Он был еще далеко, когда рыбы внезапно упали в воду и потерялись без малейшего следа.
    Нотозавр неистово мчался к месту, где исчезли рыбы. Там он остановился так резко, что вода взметнулась высоко вверх. Затем он внезапно нырнул и исчез глубоко под водой...
    Пока нотозавр искал в глубине скрывшихся рыб, невдалеке от этого места старая самка-плакодонт в смертельном страхе безумно мчалась прочь от другого нотозавра, с которым она встретилась, направляясь к далекой песчаной отмели. Такой же голодный, как и его сородич, который в это время где-то в глубине ловил рыб, он начал преследовать самку-плакодонта.
    Это была неистовая погоня. Самку гнал вперед страх верной смерти, нотозавра — голод и стремление насытиться. Они то мчались среди вспененной воды по поверхности, то погружались и исчезали в глубине. Но едва выныривала самка, сразу же над водой появлялась и голова ящера, и погоня продолжалась.
    Старая самка быстро уходила вперед, как будто хорошо знала, что могло ожидать ее, если бы она не напрягала все свои силы. Много раз уже видела она, как некоторые из ее сородичей гибли в зубастой пасти нотозавра, из которой невозможно